Яой Фанфики

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Gravitation » R (Restricted) » Вооружен и очень... озабочен. (Тома/Кей)
Вооружен и очень... озабочен.
НороиДата: Суббота, 04.10.2008, 16:40 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Название: Вооружен и очень... озабочен (яой)
Фендом: Gravitation
Автор: Чеширочка
Рейтинг: R
Пейринг: Тома/Кей
Жанр: action romance, принуждение, стеб





 
НороиДата: Суббота, 04.10.2008, 16:40 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Я ползу подальше от внешних границ.
Я уже разучился быть стаей перелетных птиц.
Я скольжу по течению сбитый камнем.
Стремительно падаю вниз.
Ах, зачем мне эта зима?
Она к моей любви холодна!
Руки прибиты к плоскости.
Вот вам последние новости.
Я могу дать кучу полезных советов.
Я знаю, что такое любовь без ответа.
Я сам оставил свое сердце под снегом.
Трудно снег раскрашивать мелом.
Ах, зачем мне эта зима?
Она к моей любви холодна!
Руки прибиты к плоскости.
Вот вам последние новости*.

Тома раздраженно забарабанил пальцами по столу. Этот текст никуда не годился. Bad Luck карамельная группа для карамельных девочек, а не армия депрессивных любовников. Люди хотят праздника. И у него коммерческое предприятие, а не богодельня. Они все там с ума посходили?
Предупредительный стук, дверь открылась, в кабинет вошел Кей. Рубашка, как всегда, ослепительно белая, идеальные стрелки на брюках. Если бы менеджер Bad Luck с таким же педантизмом следил за своими подопечными, цены бы ему не было.

- Извините, что заставил ждать, Сегучи-сан.

Тома жестом указал на монитор. Кей обошел стол и, встав за креслом президента NG, бросил взгляд на экран с текстом песни. Сегучи не собирался тратить время на сладкие предупредительные улыбки.

- Я крайне разочарован. Что там снова за драма? До выхода сингла осталось три недели. Вам не кажется, что ситуация выходит из-под...

Его перебил щелчок взводимого затвора. Тома вздрогнул, почувствовав точечное давление холодного оружия на затылке.
- Осторожно, Сегучи-сан. Никаких резких движений.
Тома рискнул обернуться. Смертоносный тоннель для пули и за ним пугающе решительные синие глаза. Противный холодок ледяными ступнями пробежался по позвоночнику.

- Плохая шутка, Кей.
- Никаких шуток.

Тома с трудом удавалось сохранять невозмутимый начальственный тон.

- Офис на место для игры в вестерн. Опусти пистолет.
- Вряд ли.
- Здесь кругом видеокамеры.
- Не проблема.

Бывшему секретному агенту не пришлось изощряться и пускать в ход особые хитрости. Достаточно было купить свежий номер Atarashie и щедро одолжить его скучающему охраннику. Хисаси не поднимет глаза на экраны до конца смены. Можно не сомневаться. Тем не менее, Кей не хотел оставлять боссу ни малейшего шанса быть спасенным. У него были большие планы.

- Однако лучше перейдем в ванную комнату. Прошу вас.
- Просишь?
- Простите за мой нескладный японский. Я хотел сказать, приказываю.
- Это не сойдет тебе с рук.

Тома продолжал сидеть, вцепившись руками в подлокотники. Если завопить? Но это так стыдно, так неловко. Кей грубо вытряхнул Сегучи из кресла, проволок через всю комнату и швырнул в кафельную коробку ванной. Как только хватка немного ослабла, Тома вывернулся и шарахнулся прочь.
Три шага назад и дальше отступать некуда. Сегучи уперся спиной в стену и замер, машинально потирая вывихнутое запястье. Проклятый пистолет целится в грудь, точно туда, где сердце отбивает сумасшедшую чечетку. Тома сделал глубокий вдох, стараясь восстановить дыхание.

- Деловые люди всегда могут договориться. Чего ты хочешь, Кей? Денег? Чего?
- Вас.
- ???

Более традиционный набор террориста - три миллина долларов, самолет, шампанское - начал казаться президенту NG милым пустячковым одолжением.

- С чего ты взял, что меня интересуют мужчины?
- Только слепой не заметит. Такой, как Юки, например.
- Замолчи!
- Всегда разные бордели и один и тот же тип внешности. Блондины. Статные. Светлоглазые. И податливые. Продолжать?

Тома опустил глаза... Продажные тела, анонимные ласки и его возлюбленная фантазия. Секс с миражом, ставший еженедельной потребностью еще до развода... В ушах зазвенело от прилива крови. Как этот янки смел залезть в его тайну. Тома сжал кулаки, не имея возможности пустить их в ход.
Кей сдернул с жертвы пиджак и пуговица за пуговицей стал расстегивать рубашку. Зубы прикусили мочку маленького аккуратного уха.

- Я знаю, вы любите так...
- Не трогай меня!
- Я спущу курок, Сегучи-сан.

Дуло пистолета вжалось в висок, оставляя на коже круглый розовый след. Чужие пальцы потянули вниз молнию на брюках Сегучи. Тома снова рванулся в сторону, но Кей легко удержал субтильного пленника и вдавил обратно в стену. Тома облизнул пересохшие губы и пожалел об этом, перехватив похотливый взгляд спятившего американца.
От мысли, что его под угрозой смерти оприходуют на этом кафеле, к горлу подступила тошнота. Сегучи представил себя с задранными кверху ногами. Кровавые потеки на ляжках. От этой картинки ему стало совсем нехорошо.

- Возьмешь меня силой?

Кей положил ладонь на ширинку заложника и погладил сквозь ткань.

- Нет. Ничего такого, что вам не нравится.

Тома вскинул глаза потрясенный.

- Ты! Больной! Как ты себе это представляешь?
- OK. Могу предложить выбор.

Кей убрал пистолет от виска Тома и с противоестественным спокойствием камикадзе приставил к своему подбородку. Президент NG с силой стиснул руки. К самоубийству Кея он был готов еще меньше, чем к своей смерти. После второго, по крайней мере, больше не надо ни о чем думать. Мозг пробуксовывал, силясь найти выход из ситуации.

- У вас губы дрожат, Сегучи-сан.

Кей наклонился совсем близко. От американца пахло малиновой жевательной резинкой. Запах детства. Хотя происходящее не имело ничего общего с детством. Настойчивый язык проник в парализованный дикой угрозой рот. Кей целовал свою жертву жадно и поспешно. От недостатка кислорода Тома начал задыхаться, в глазах замелькали черные точки, ноги подкосились как у пьяного.
Сегучи напомнил себе тряпичную куклу. Когда-то, в прошлой жизни, у него была такая, с жалобным личиком. Самая нелюбимая. Он отдал ее собаке и смотрел, как разлетаются в разные стороны цветные клочья. Видение переплавило страх в безрассудную ярость. Тома сжал плечи американца, отрывая его от себя.

- Хочешь, чтобы я тебя трахнул? Роскошно. Одно но. Ты меня не заводишь - я люблю стрижки чуть покороче. Беда. Что же нам делать?

Сегучи закатил глаза, демонстрируя крайне обеспокоенное выражение лица, странно улыбнулся и потянулся к стеклянной полке, взял ножницы. Кей не пытался помешать.

- Позволишь подогнать себя под мои стандарты, Кей-кун?

Тома дернул вверх убранные в хвост длинные волосы. Стальной всполох. Убитые ножницами пшеничные локоны посыпались на серую плитку. Кей зажмурился и вдруг тяжело опустился на бортик. Пистолет выпал из разжавшихся пальцев и грохнулся в ванну.

- Вы... никогда его не забудете...

Выбежать и позвать на помощь. Тома не двинулся с места. Кей прав. Он прав. Сколько это может продолжаться? Разве он сам не устал? Годами проваливаться под лед... Они оба... влюблены не по адресу... Медленно, как во сне, ломая что-то очень прочное и привычное, Тома убрал скрывающие лицо Кея криво обрезанные пряди и поцеловал изумленно распахнутые... губы.
Спустя секунду руки Кея блуждали по всему его телу. Гладили спину, скользили по бедрам, зарывались в волосы, тянули к себе. Словно его обнимало сразу несколько человек. Их пальцы переплелись. Острая боль вырвала Тома из забытья. Он не смог сдержать короткий судорожный стон. Кей дернулся. То, что было... добровольные нежные прикосновения Тома... должно быть, галлюцинация на нервной почве.

- Что? Что не так?

Сегучи кивнул на поврежденную во время борьбы кисть. Вывихнутое запястье покраснело и заметно распухло. Едва фиксируя свои действия, мстя самому себе, Кей поднял левую руку и со всего размаха ударил об угол ванны. Зрачки резко расширились, почти скрывая синюю радужку. Омерзительный хруст раздробленных костей. Бледный, как полотно, Тома отшатнулся и процедил сквозь зубы.

- Совсем не можешь по-человечески, да? Ты уволен к чертям!

Американец моргнул, молча поднялся, взялся за круглую ручку двери. Неожиданно его с силой развернуло назад.

- Может, просто попробуешь пригласить меня на ужин? Традиционный банальный классический ужин с вином и без оружия. Самоубийца! Придурок! Скотина! Неандерталец! Варвар!

Каждое оскорбление президент NG сопровождал слабым ударом в грудь Кея. Американец не подозревал, что неженка и эстет Тома умеет так самозабвенно ругаться. Здоровой рукой Кей прижал к себе чертыхающегося Сегучи. Тома не думал униматься.

- Псих ненормальный. Скотина.
- Уже было.
- ???
- Давай дальше. Мне нравится.

Кей громко и безудержно расхохотался. Очередное ругательство раздалось прямо у него в ухе.

- Скотина, мазохист и истероид.

* Адаптация текстов группы "Самогон", моих ничего не подозревающих друганов.

Конец.





 
Форум » Gravitation » R (Restricted) » Вооружен и очень... озабочен. (Тома/Кей)
Страница 1 из 11
Поиск: