Яой Фанфики

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Prince of Tennis » PG-13 » Lessons of Loving (Фуджи\Рёма)
Lessons of Loving
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:25 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Авторы: DnKS-giRLs (http://www.fanfiction.net/u/709778/DnKS-giRLs)
Переводчик: Itildin (itildin @ mail.ru)
Фандом: Prince of Tennis
Пейринг: Фуджи\Рёма, упоминание Тезука\Атобе
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance/humour
Summary: в один прекрасный день Фуджи оказывается на пороге квартиры Рёмы в Нью-Йорке.
Disclaimer: от прав отказываюсь
Разрешение на перевод: запрос отправлен





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:26 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 1. Чувствовать

- Рёма, почему бы тебе… не поехать в Японию вместо меня?

Эчизен Рёма равнодушно взглянул на своего старшего брата - Рёгу, и заметил спокойно:

- Мать настаивает, чтобы это был ты, а не я, верно?

- Но я уже почти ничего не помню об этой скучной стране, в отличие от тебя, - Рёга нахмурился.

- Если ты действительно ничего не помнишь, то как можешь утверждать, что в Японии скучно? - раздраженно отозвался Рёма.

- Хм, может потому, что я гений? - Рёга довольно усмехнулся и продолжил. - Кроме того, это - моя квартира! Почему я должен уезжать, когда ты остаешься?

Рёма погладил Карупина, зарывшись пальцами в густую шерсть, и в очередной раз промолчал, не потрудившись ответить на обвинение своего брата.

- Рёма…

- Бесполезно упрашивать. Я все равно никуда не поеду.

- Это кто упрашивает!

- Mada mada dane, - Рёма привычно ухмыльнулся. Родители, навестив своих сыновей, собирались вернуться в Японию, и настояли на том, чтобы кто-то один сопровождал их. Поскольку Рёме предстояло готовиться к турниру American Open, мать решила, что ему лучше остаться в Нью-Йорке. Помимо всего прочего, старший брат уже почти забыл, как выглядит родной город, и это стало последним аргументом в недолгом споре.

Внезапно раздавшийся звонок в дверь прервал бесполезные попытки Рёги отправить Рёму обратно в Японию вместо себя.

- Рёма, открой, пожалуйста! - попросила мать, выглянув из комнаты. - Рёга, отстань от него.

- Да, мам! - Рёга по-прежнему пребывал в некотором раздражении. - Теперь придется отменять все намеченные на ближайшее время свидания…

Рёма лишь хмыкнул, услышав истинную причину, по которой его брат так упорно отказывался покидать Америку, а затем, сняв с коленей Карупина и аккуратно опустив его на пол, направился к двери, попутно мысленно планируя то, что станет делать, когда остальные уедут. Ему нравилось жить одному, но вот заниматься домашним хозяйством не хотелось категорически.

Ход мыслей Рёмы прервался, едва он распахнул дверь и с удивлением обнаружил на пороге незваного гостя - весело улыбающегося и совершенно незнакомого: невысокий рост, худая фигура, растрепанные волосы медового оттенка - длинные, ниже плеч, и глаза, скрытые за темными стеклами солнечных очков.

Рёма удивленно моргнул, пытаясь вспомнить, не встречались ли они раньше.

- Привет, - голос казался знакомым - мягкий, безмятежный - но Рёма никак не мог сообразить, где именно слышал его. - Приятно снова увидеться.

Эчизен недоуменно нахмурился.

- Мы знакомы, мисс?

Собеседник хихикнул и изящным движением снял очки. В ярко-голубых глазах плескалось безудержное веселье.

- Прошло всего два года с тех пор, как мы общались во время очередной встречи бывших игроков команды Сейгаку. Я настолько сильно изменился? Ты даже назвал меня «мисс», - хихиканье продолжилось.

Рёма моргнул еще раз. Ну конечно, как он сразу не догадался.

- Фуджи-семпай?

- Да, - подтвердил тот, приветливо улыбаясь.

- Ты выглядишь значительно симпатичнее, чем раньше, Фуджи-семпай, - ухмыльнулся Эчизен, ничуть не смущенный тем фактом, что принял своего бывшего товарища по команде за девушку. - Что ты делаешь в Америке?

Фуджи, позабавленный столь своеобразным комплиментом, ответил коротко:

- Работа.

- Ясно. Такому хорошему фотографу некогда отдыхать от заказов, да?

Фуджи усмехнулся.

- Ты сегодня так и сыплешь комплиментами. В любом случае, ты тоже изменился за это время. Стал выше - особенно учитывая то, каким был на протяжении последней пары лет. Удивительно, сейчас мы примерно одного роста.

- Переходный возраст. Тем более ты тоже низкий, семпай, так что это вполне естественно, - Рёма пожал плечами. - Продолжим разговор здесь или зайдем внутрь? Я начинаю замерзать.

- О, извини. Думаю, мне пора, иначе свободных мест в гостинице точно не останется - до Рождества всего несколько дней.

Эчизен уже собирался предложить Фуджи связаться с ним, как только тот устроится в номере, но тут в коридор вышла мать.

- Кто это, Рёма?

Следом появились Нанджиро и Рёга.

- Мы учились раньше в одной школе, - нехотя протянул Эчизен.

- Ого! Красивая. Она - твоя подружка? - моментально поинтересовался Рёга.

- Молодой человек! Вот уже несколько лет меня мучает вопрос, все ли с тобой в порядке, но теперь, когда я вижу эту симпатичную девушку, я понимаю - ты совершенно нормален, - счастливо заявил его отец.

Рёма возвел глаза к потолку.

- Вообще-то это Фуджи-семпай. И только не надо делать вид, что вы его не помните.

- Фуджи? - хором удивились Нанджиро и Рёга.

- Хочешь сказать, вот это - Фуджи Шьюске? - подозрительно уточнил Рёга.

Фуджи улыбнулся и поприветствовал их:

- Рад встрече.

Похоже, тенсая совсем не беспокоило то, что Рёма, Нанджиро и Рёга приняли его за девушку.

- Ничего себе, Рёма! Получается, он - твой бойфренд? Мне всегда казалось, что ты не отличаешься нормальностью в этом плане, - заявил Рёга. - Но, черт возьми, он такой симпатичный, что я вполне могу понять твой выбор.

- Я разочарован твоими предпочтениями в любовных отношениях, молодой человек, но вкус у тебя определенно есть, - решил в итоге Нанджиро.

- Хватит уже, вы оба! - отругала их Ринко, мать Рёмы. - Прости, Фуджи, они обожают дразнить Рёму из-за того, что у него до сих пор нет девушки, и он ни с кем не хочет встречаться.

- Все нормально, Эчизен-сан, я понимаю, - тенсай вежливо улыбнулся, и, заметив в прихожей чемоданы, спросил. - Между прочим, вы куда-то собираетесь?

- Да, в аэропорт. Возвращаемся в Японию.

- О, я не вовремя. Извините, пожалуйста. Полагаю, Эчизен сейчас будет собираться в дорогу, а мне еще нужно найти гостиницу, где есть свободные номера - скоро праздники, и все места заняты. Хорошо бы успеть до темноты…

- Ты остаешься в Америке? Надолго?

- Ну… Примерно на неделю, может, чуть больше.

- Отлично! Не хочешь пожить в этой квартире? Рёма с нами не едет - ему нужно готовиться к турниру, и я волнуюсь - вдруг он почувствует себя одиноко?

- Мам, я не собираюсь чувствовать себя одиноко. У меня есть Карупин, и, кроме того, мне уже шестнадцать, - Рёма нахмурился.

- Как ты себя ведешь, молодой человек! Хочешь, чтобы твой приятель обошел весь Нью-Йорк в бесполезных поисках свободной гостиницы? - вмешался в разговор Нанджиро. - Это опасно. Вдруг его изнасилуют?

- Глупости, - моментально возразил Рёма и, мысленно усмехнувшись, решил, что того самоубийцу, который попытается изнасиловать Фуджи, ждет настоящий ад. Фуджи Шьюске не просто так считали садистом.

- Все нормально, - мягко отозвался тенсай. - Спасибо за замечательное предложение, но мне не хотелось бы мешать Эчизену своим присутствием.

- Ты ему вовсе не помешаешь, верно, Рёма? - Ринко выразительно взглянула на сына.

Рёма обреченно вздохнул. Учитывая ужасную привычку Фуджи подшучивать над всеми подряд, когда ему становится скучно, времена предстояли тяжелые. Но, возможно, это не так уж и плохо - общаться с кем-то еще, помимо Карупина.

- Конечно…

- Значит решено. А теперь помоги своему другу занести в дом вещи, Рёма. Нам пора, иначе мы опоздаем на самолет.

- Да, мам, - кивнул Эчизен. - Осторожнее на дороге.

- Обязательно. Вы, двое, идем!

- Да, - мгновенно отозвались Нанджиро и Рёга. Но, прежде чем покинуть квартиру, они прошептали Рёме на ухо:

- Желаю хорошо провести время, молодой человек, - хмыкнул Нанджиро.

- Расскажешь нам потом, что с ним делал, - добавил Рёга, довольно ухмыляясь.

Рёма недоуменно посмотрел на них, на его лице застыло скучающее выражение.

Попрощавшись с семьей и оставшись в обществе Фуджи и Карупина, Рёма первым делом решил поселить тенсая в одну из комнат.

Дальше начались непредвиденные трудности: комната Рёги оказалась заперта, и комната родителей - тоже. Судя по всему, Нанджиро и Рёга специально сделали это, желая напоследок подразнить Рёму.

- Придется жить в одной комнате, Фуджи-семпай, - решил Эчизен в итоге. - Остальные - закрыты. Я постелю футон на полу, а ты пока занеси внутрь свой чемодан. Моя комната - последняя справа по коридору.

Тенсай согласно кивнул и выполнил требуемое, устроив свои вещи возле стены и задумчиво наблюдая, как Рёма возится с футоном. От помощи Эчизен отказался, и Фуджи, распаковав чемодан, поинтересовался:

- Куда все это можно положить?

Рёма молча указал на огромный шкаф из светлого дерева, расположенный слева от окна, и тенсай, подтащив туда чемодан, с интересом распахнул створки. Разобравшись с одеждой, Фуджи достал полотенце, шампунь и прочие принадлежности для мытья. Эчизен, заметив это, посоветовал:

- Лучше отнеси в ванную. Это сразу за моей комнатой.

Фуджи кивнул и вышел.

Рёма постарался разместить футон так, чтобы неожиданный гость чувствовал себя максимально комфортно, и настолько увлекся этим занятием, что смог оторваться лишь когда тенсай задал очередной вопрос:

- Куда можно поставить кактусы, Эчизен?

Рёма нахмурился. Обернувшись, он увидел, что Фуджи держит в руках три небольших горшка с колючими растениями.

- Ты что, протащил их через аэропорт, самолет и так далее? - недоверчиво уточнил Эчизен, недоумевая, как кактусам удалось остаться целыми после такого путешествия.

- Ну, не мог же я бросить моих Мизу, Мидори и Мико.

- Ты даешь имена своим кактусам? - Рёма внутренне ужаснулся, но вида не подал.

- Да. Это так здорово, правда?

Рёма тяжело сглотнул, но быстро пришел в себя.

- Разумеется, - спокойно отозвался он, смирившись с мыслью, что тенсай - сумасшедший. - Но я не хочу, чтобы в комнате находились эти… колючие штуки. Убери их обратно в чемодан.

- Но для кактусов это очень плохо, Эчизен. Им требуется солнечный свет…

Рёма мрачно уставился на Фуджи, но тот лишь привычно улыбался. Взвесив в уме все за и против, Рёма произнес:

- Ладно. Поставь их на подоконник, только сделай так, чтобы никто не укололся случайно.

- Мизу, Мидори и Мико никогда так не поступают. Они еще ни разу никого не укололи, потому что я о них забочусь. Правда, Мизу, Мидори, Мико? - умилился тенсай.

- Конечно, - обреченно согласился Рёма. Похоже, неделя в обществе Фуджи обещает быть долгой…





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:26 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 2. Общаться

Тяжелый вздох, сорвавшийся с губ Рёмы, стал шестьдесят седьмым по счету. Рёма внимательно следил за их количеством: он ощущал настоятельную потребность хоть как-то показать, насколько ужасно себя чувствует. Конечно, Эчизен не относился к тем, кто вздыхает по поводу и без, но сложившаяся ситуация не оставляла выбора.

Он снова вздохнул - шестьдесят восьмой раз - и хмуро уставился в дальний угол комнаты, туда, где на диване уютно устроился Фуджи. Его бывший товарищ по команде, садист и гений Фуджи Шьюске. Рёма мысленно сделал ударение на слове «садист». В конце концов, в том, что день получался просто ужасным, виноват был только тенсай и никто другой - умеют же некоторые появиться так не вовремя и бесцеремонно вторгнуться в чужую жизнь. Разумеется, Рёма вовсе не возражал против того, чтобы находиться с Фуджи под одной крышей, но ему категорически не нравились странные хобби тенсая, к которым, в частности, относилась привычка постоянно подшучивать в самые неподходящие моменты. К тому же, огромной ошибкой было доверить Фуджи приготовление еды.

Эчизен прекрасно знал, что его собственный талант распространяется исключительно на теннис, а вот способностей к кулинарии за ним не наблюдается. Фуджи умел готовить также великолепно, как и играть в теннис. Одна проблема - тенсай каждый раз «случайно» добавлял в блюда всякие ужасные вещи вроде васаби, порошка из перца чили, острых приправ и прочие малосъедобные ингредиенты. Малосъедобные для нормальных людей, разумеется.

А себя Рёма считал вполне нормальным.

Мысль вызвала очередной вздох. «Шестьдесят девять», - с тоской подсчитал Рёма, невольно задаваясь вопросом, удастся ли ему достигнуть сотни. И тут Фуджи неожиданно обратился к нему.

- Эчизен, не хочешь поужинать со мной в каком-нибудь кафе? Дома не осталось продуктов, к тому же, мне хочется немного прогуляться, а то скучно сидеть в квартире дни напролет.

- Ну, раз так… Идем, - голос Рёмы звучал равнодушно и во взгляде явственно читалось безразличие, но на самом деле в глубине души Эчизен был несказанно рад внезапно представившейся возможности нормально поесть. Он незаметно ухмыльнулся и надел куртку. Недавно началась зима, и на улице было довольно зябко, поэтому, чуть подумав, Рёма повязал на шею белый шарф и вытащил из кармана перчатки. Собравшись буквально за пару минут, он затем вынужден был дожидаться Фуджи - похоже, тому требовалось несравнимо больше времени, чтобы привести себя в порядок.

Рёма недовольно пробормотал нечто неопределенное, когда тенсай появился в коридоре полчаса спустя с виноватой улыбкой на лице.

- Прости, прости, - примирительно произнес Фуджи. - Волосы никак не хотели расчесываться. И я долго не мог решить, что же надеть на наше свидание.

- Если ты не справляешься с собственными волосами - подстриги их, - недовольно отозвался Рёма, тщательно запирая дверь. - И это не свидание.

- О, Эчизен, позволь мне немного помечтать, - весело рассмеялся тенсай. - И нет, я не стану стричься. Мне так больше нравится. Разве тебе не кажется, что длинные волосы смотрятся очень симпатично, а?

Рёма краем глаза заметил, как Фуджи провел рукой по волосам, и мягкие пряди в беспорядке рассыпались по плечам. Сложно было не признать, что выглядит это, пожалуй, и вправду красиво. Эчизен крайне неохотно принял тот факт, что Фуджи действительно кажется весьма привлекательным - приятная улыбка, розоватые губы, волосы медового оттенка… Рёма и раньше знал, что тенсай довольно симпатичный, но никогда не считал его симпатичным в таком плане.

Рёма молча отвел взгляд, не в силах понять, с чего вдруг ему пришли в голову столь странные мысли о бывшем товарище по команде. Он моментально прибавил шаг, пытаясь думать о чем-нибудь другом, нежели о внешности Фуджи-семпая.

«Черт возьми, я становлюсь похожим на этого старого извращенца - моего отца», - мысленно хмыкнул он.

- Идем сюда, - Эчизен внезапно указал на небольшой уютный ресторан, расположенный всего в нескольких шагах от них и искренне обрадовался, что теперь, наконец, ему будет, чем заняться, помимо разглядывания неожиданно-оказавшегося-таким-красивым Фуджи Шьюске.

Очутившись в помещении ресторана, Рёма сразу направился к столику возле огромного окна, занимающего почти целиком одну из стен. Заказ принесли довольно быстро, и Фуджи насыпал в свой кисло-сладкий, сильно пахнущий пряностями суп столько порошка из перца чили, что Эчизен внутренне содрогнулся. Увидев, что тенсай, помимо прочего, практически полностью опустошил перечницу, стоящую на столе, с радостью вытряхнув ее содержимое к себе в тарелку, Рёма мысленно застонал от ужаса.

- Как ты можешь это есть? - не выдержал он, когда Фуджи, полив острым соусом сэндвич с тунцом, принялся заедать им свой ядовитый суп. Рёму передернуло, когда тенсай с явным удовольствием добавил еще немного соуса.

- А что здесь такого? - нарочито удивленно отозвался Фуджи, с нескрываемым наслаждением наблюдая за испуганным выражением, на мгновение промелькнувшим в глазах Эчизена.

- Ты не человек, - хмыкнул Рёма, и Фуджи весело рассмеялся.

Неожиданно раздавшийся звонок мобильного лишил тенсая возможности в который раз поддразнить Рёму.

- Эчизен, ответь, пожалуйста, ладно? А то у меня все руки в соусе, - Фуджи жестом указал на карман куртки, из которого доносилась мелодичная трель звонка. - Пожалуйста, попроси перезвонить чуть позднее, если дело касается чего-то личного.

Рёма вытащил телефон и, откинув крышку, услышал хорошо знакомый голос.

- Фуджи? - глубокий, уверенный голос бывшего капитана команды Сейгаку, Тезуки.

- Это Эчизен, бучо, - произнес Рёма. - Фуджи-семпай сейчас ест и у него руки испачканы. Хочешь поговорить с ним лично?

Тезука помолчал немного, а потом решил:

- Нет. Просто передай ему, что все идет, как он и планировал.

- Фуджи-семпай, Тезука-бучо говорит, что все идет, как ты и планировал, - слово в слово произнес Рёма, совершенно не представляя, о чем речь.

На долю секунды выражение лица Фуджи неуловимо изменилось, и в ярко-голубых глазах промелькнула грусть. Заметить это было практически невозможно, но Рёма обладал острым зрением, не раз помогавшим ему предельно четко видеть траекторию движения теннисного мяча во время матчей. Пригодилась данная способность и сейчас - Эчизен с легкостью разгадал чужое настроение.

Рёма не упустил и тот момент, когда печаль на лице тенсая сменилась мягкой улыбкой. Столь резкая перемена не казалась странной - в конце концов, это же Фуджи. Фуджи, привыкший улыбаться в любой ситуации.

- Передай ему мои поздравления, - спокойно отозвался тенсай.

- Бучо, Фуджи-семпай тебя поздравляет, - Эчизен внезапно почувствовал себя глупо. Наверно, стоило сразу попросить перезвонить.

- Скажи ему, что я очень благодарен, - произнес Тезука. - Я еще позвоню, - и он отсоединился.

- Бучо повесил трубку, а перед этим попросил передать тебе «спасибо», - сообщил Рёма, положив телефон на стол перед Фуджи и вновь возвращаясь к сэндвичу с беконом и жареной картошке.

Тенсай так и не притронулся больше к своему супу, и Эчизен, обратив на это внимание, недоуменно уточнил:

- Ты не собираешься доедать то, что заказал?

- Нет, - отозвался Фуджи. - Аппетит пропал. Можешь доесть за меня, если хочешь.

- Я еще не окончательно свихнулся, чтобы есть это , - хмыкнул Рёма.

Фуджи улыбнулся.

- В чем дело? Вкус, между прочим, совершенно восхитительный.

- Не сомневаюсь.

Тенсай довольно хихикнул.

- Пойду, помою руки.

Рёма ничего не ответил, слишком занятый своей жареной картошкой. Фуджи поднялся из-за стола и направился к выходу из зала, не заметив, что Рёма пристально смотрит ему вслед.

Эчизену абсолютно не понравилось странное поведение тенсая. Конечно, Рёма не относился к тем, кто обожает вмешиваться в чужую жизнь или постоянно беспокоится о чувствах других людей, но его раздражало, что Фуджи делает вид, будто ничего не произошло. Похоже, тенсай привык справляться в одиночку с чем угодно.

В любом случае, Рёма благоразумно решил не выражать свое недовольство вслух и не приставать к Фуджи с расспросами: в конце концов, его это не касается. Если, конечно, Фуджи не сочтет иначе.

Тенсай вернулся довольно быстро - спокойный, весело улыбающийся. Человек, не знающий Фуджи Шьюске достаточно хорошо, наверняка решил бы, что с ним все в порядке, но Рёма так не думал. Улыбка, застывшая на губах тенсая, была хрупкой, фальшивой, и весь его вид говорил о том, что он просто не желает создавать лишних проблем окружающим.

Эчизен снова вздохнул. Семидесятый раз за день. Он совершенно не представлял, как вести себя с Фуджи в такой ситуации: очевидно, случилось нечто не слишком приятное, но тенсай продолжает делать вид, что все отлично. Рёма недовольно нахмурился, решив, что слишком много думает об этом.

Вот только не хватало ему влюбиться в Фуджи или что-то вроде того.

Рёма вздохнул еще раз - семьдесят первый - и понял, что бессмысленно отрицать свою повышенную заинтересованность в бывшем товарище по команде. Кажется, ему даже захотелось позаботиться о Фуджи - небывалый случай, если речь идет о Рёме.

Эчизен вновь вздохнул - семьдесят второй раз - и взялся за сэндвич, но мгновенно замер, ощутив, как жуткий привкус острого соуса обжег ему рот. Задохнувшись, он торопливо схватил стакан с минералкой и мрачно уставился на улыбающегося тенсая - вне всяких сомнений, этому садисту как-то удалось незаметно добавить соус в сэндвич. Рёма моментально вспомнил, что привычка Фуджи мучить других людей особенно обостряется в те моменты, когда он пребывает в плохом настроении.

Рёма впился в тенсая взглядом - тот лишь мило улыбнулся в ответ - и снова вздохнул, решив, что слишком устал для дальнейшего счета. Впереди его ждала целая неделя в обществе чем-то расстроенного Фуджи Шьюске. Просто замечательно.





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:27 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 3. Признаваться

Рёма никак не мог заставить себя отвести взгляд от Фуджи даже после окончания ужина. По совершенно непонятной причине его беспокоил недавний разговор Фуджи с Тезукой. Рёма не сомневался - выражение лица тенсая неуловимо изменилось, как только тот услышал сказанное бывшим капитаном команды Сейгаку. Но почему?

Эчизен усиленно думал об этом в течение всей обратной дороги домой, полностью погрузившись в свои мысли и не замечая ничего вокруг. Он и сам оказался немало удивлен внезапно охватившей его настоятельной потребностью выяснить причину плохого настроения Фуджи.

Рёма незаметно усмехнулся, вспомнив мелькнувшую у него догадку. Кого он пытается обмануть? Эчизен сразу сообразил, что именно произошло между Тезукой и Фуджи. И он прекрасно отдавал себе отчет в том, почему его это настолько задевает.

Рёма еще раз прокрутил в голове последние события. Итак, у тенсая резко испортилось настроение. Произошло это сразу после звонка Тезуки, верно? Ладно, на самом деле по телефону разговаривал не сам Фуджи, а Эчизен, но вряд ли причина кроется в этом. Рёма попытался восстановить в памяти сказанное бывшим капитаном. Кажется, Тезука сообщил, что…

«Все идет, как он и планировал», - тихо пробормотал Рёма, стараясь понизить голос настолько, чтобы тенсай его не услышал. Разумеется, от этих слов не было никакого толка - вряд ли с их помощью удастся лучше понять сложившуюся ситуацию. Что идет по плану? Причем по плану Фуджи?

- Нэ, Эчизен, похоже, мы на месте. Не знаю, как тебе, а мне хотелось бы поскорее оказаться дома. Открой, пожалуйста?

- А? О… - Рёма удивленно вздрогнул, услышав голос неожиданно заговорившего с ним Фуджи. Подняв голову, Рёма с изумлением обнаружил, что они действительно добрались до квартиры, а он этого даже не заметил.

Порывшись в кармане куртки, Эчизен вытащил ключ и, быстро справившись с замком, первым зашел внутрь. Едва они очутились в квартире, Фуджи молча разделся и, по-прежнему не произнеся ни слова, направился в комнату. Сомнений не оставалось - что-то совсем не так.

У Рёмы мелькнула мысль спросить о случившемся напрямую, но он почти сразу ее отбросил - это смешно. Он ведь не может просто подойти к Фуджи и потребовать объяснений странному поведению, верно? В конце концов, какое он имеет право лезть в чужую личную жизнь?

Эчизен почувствовал, что еще немного - и он свихнется от всех этих бесполезных раздумий. Он никогда не был силен в аналитических выкладках, предпочитая действовать, а не размышлять. Кроме того, Рёма подозревал, что ему вряд ли понравится ответ Фуджи. В принципе, худшее, что может произойти, если пристать к тенсаю с расспросами - он рассердится. А если Фуджи рассердится, то окружающим в лице Рёмы придется несладко. Не самый лучший вариант.

Ладно, если быть честным - наихудший вариант.

Эчизен почти окончательно утонул в своих мрачных предположениях, когда голос тенсая вернул его к реальности, выдернув из глубокой задумчивости.

- О чем размышляешь, Эчизен?

- Пытаюсь понять, что именно тебя беспокоит, Фуджи-семпай. Ты выглядишь подавленным с тех пор, как позвонил бучо, - машинально отозвался Рёма и тяжело сглотнул, с опаской уставившись на тенсая, когда понял, что неосознанно задал мучающий его вопрос вслух.

Фуджи нахмурился, и его привычная улыбка медленно погасла.

«О, черт», - только и успел подумать Эчизен.

Впрочем, Фуджи в любой ситуации оставался верен себе - спустя несколько мгновений он снова улыбался.

- А ты наблюдательный, верно?

- Ну, возможно, - Рёма довольно ухмыльнулся.

- Полагаю, ты, вероятно, сделал собственные выводы, - решил тенсай. - Почему бы тебе не озвучить их для начала?

- Давай сядем, так будет гораздо удобнее, - предложил Рёма. Фуджи согласился, и вскоре они оба устроились на кровати в комнате. Разлившаяся по квартире тишина затягивалась - Эчизен никак не мог сообразить, с чего начать. Разговоры не являлись его сильной стороной, и в итоге он, сдавшись и внутренне приготовившись к худшему, произнес без лишних предисловий:

- Думаю, тебе нравится Тезука-бучо, - выражение лица Фуджи не изменилось, но Рёма уловил грусть, на мгновение мелькнувшую в ярко-голубых глазах. Видимо, он не ошибся.

- Почему ты так решил? - тенсай весело улыбнулся.

Эчизен хмыкнул.

- Ну, ты странно выглядел во время телефонного разговора с ним, и мне показалось - между вами что-то есть. Про симпатию - это уже мое предположение.

- Ясно, - вздохнул Фуджи. - Ты действительно обладаешь острым зрением. И глаза по-прежнему не подводят тебя ни на корте, ни за его пределами.

- Я прав? - уточнил Эчизен.

Тенсай ничего не ответил, но Рёма и так все понял - хрупкой улыбки на чужих губах оказалось достаточно. Рёма недоуменно нахмурился, ощутив странное разочарование от мысли, что Фуджи увлечен кем-то другим.

- Но если тебе нравится Тезука-бучо, то почему ты выглядишь таким несчастным после его звонка? И что он имел в виду, говоря о том, что все идет по твоему плану?

- Я помог ему наладить отношения с Атобе, - Фуджи мягко улыбнулся.

- А? Но зачем…

- Потому что я знаю - Тезуке нравится Атобе, - оборвал его тенсай на полуслове. - Знаю это, вижу это, и я прав… его звонок только подтвердил давнее предположение. Они теперь вместе - после того, как Тезука последовал моим советам.

Рёма непонимающе нахмурился.

- Разве он тебе не нравится, Фуджи-семпай?

- Нравится, - вздохнул тенсай. - Но поскольку это не взаимно, единственное, что мне остается - помочь ему найти собственное счастье.

- Ты должен бороться за него, - уверенно заявил Рёма.

Услышав это, Фуджи помолчал некоторое время, словно обдумывая только что сказанное, а затем медленно поднял взгляд на Рёму.

- Когда ты успел стать таким экспертом в подобных делах, а, Эчизен?

- Не знаю, - хмыкнул Рёма. - Но мне не нравится, когда у тебя плохое настроение, Фуджи-семпай.

Тенсай снова замолчал, и на его лице явственно отразилось замешательство.

- Не нравится? - удивленно переспросил он. - Но ты не в состоянии повлиять на ситуацию и я сильно сомневаюсь, что сможешь как-то решить эту проблему.

Эчизен прекрасно знал, что Фуджи прав, но, тем не менее, никак не хотел мириться с данным фактом. Он ненавидел чувствовать себя бесполезным, и всеми силами старался избегать подобного.

Немного поразмыслив, Рёма довольно усмехнулся - ему пришла в голову неплохая идея. Возможно, задуманное окажется большой глупостью и обернется неприятностями, но это лучше, чем ничего. Пока не проверишь - не узнаешь.

- Нэ, Фуджи-семпай, - начал он. - Не хочешь попробовать встречаться со мной?

Рёма догадывался, насколько глупо это прозвучит, но действительность превзошла все его ожидания. Едва озвучив свое предложение, Эчизен моментально осознал, что оно не только неразумно, но еще и весьма небезопасно. Теперь ему лишь оставалось ждать, что ответит Фуджи, когда придет в себя - похоже, тенсай лишился дара речи. Рёма молча наблюдал, как Фуджи подозрительно смотрит на него, и с тоской думал о том, что, судя по всему, ничем хорошим это не закончится. Но тенсай внезапно тихо хихикнул и снова начал улыбаться.

- Почему бы и нет? - весело рассмеялся он в итоге, и Эчизен в первое мгновение не поверил в свою удачу. Фуджи только что согласился встречаться с ним? Получается, теперь они… пара, верно?

- Понимаешь, что это означает, Фуджи-семпай?

- Разумеется, - спокойно отозвался тенсай. - Что такое, Эчизен? Только не говори, что испугался и решил отступить.

Рёма ухмыльнулся.

- Я никогда не беру свои слова обратно.

- Я тоже, - произнес Фуджи.

Тишина затопила комнату на несколько долгих минут, пока Рёма не нарушил ее, уточнив вслух:

- Итак, теперь мы пара?

Тенсай вздохнул.

- Полагаю, да, - и он начал смеяться. - Я и предположить не мог, что однажды ты попросишь меня стать твоим бойфрендом.

Рёма усмехнулся и прошептал тихо, так, чтобы Фуджи не услышал:

- Я тоже.

Конечно, Эчизен не рассчитывал на положительный ответ, но, похоже, его дурацкий план на деле оказался не так уж плох. По крайней мере, Фуджи снова искренне улыбался. Увидев привычную улыбку на лице тенсая, Рёма почувствовал, что у него есть все шансы на успех. Он заставит свой план работать.





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:27 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 4. Держаться за руки

Рёма скучал. Ни одного интересного матча за всю тренировку. Похоже, ему в очередной раз не повезло и противники, словно сговорившись, не воспринимали игру вне турниров всерьез. Разочарование и нехватка сильных эмоций ощущалась особенно остро из-за того, что Рёма был полон энергии, которой явно требовался выход.

Эчизен ухмыльнулся, вспомнив причину своей повышенной активности и приподнятого настроения. Он совершенно не ожидал, даже подумать не мог, что однажды назовет Фуджи Шьюске бойфрендом. Не в этой жизни. Рёма всегда считал Фуджи кем-то очень далеким, недосягаемым. Недостижимым. А теперь они стали парой. У Рёмы мелькнула мысль, что, возможно, если бы он догадывался о том, насколько легко окажется получить согласие - предложил бы тенсаю встречаться гораздо раньше.

Но, тем не менее, Эчизен прекрасно знал, что кое-что в их отношениях неправильно. Не так, как должно быть. Рёма с неудовольствием думал о том, что Фуджи по-прежнему общается с ним, словно они просто хорошие знакомые - ни больше, ни меньше. Разумеется, Рёма не слишком разбирался в вещах, не относящихся к теннису - он целиком и полностью отдавал себя игре, а любовь и свидания его мало интересовали. Но ведь должны же те, кто состоят в паре, делать что-то особенное, верно? Эчизен счел это вызовом - заставить Фуджи действовать по-другому, так, чтобы их отношения, наконец, стали похожи на любовные, но принять решение оказалось несравнимо проще, чем исполнить. Основная проблема заключалась в отсутствии у Рёмы необходимого опыта. Он абсолютно не представлял, как именно предполагается вести себя в подобной ситуации.

Эчизен недовольно нахмурился. Он никогда не обращал внимания на поведение влюбленных пар в школе, никогда не интересовался иллюстрациями в журналах отца и брата, а если мать включала телевизор, и там шла какая-нибудь мелодрама - возводил глаза к потолку и отворачивался, демонстративно уткнувшись в книгу о теннисе. Единственное, что Рёма твердо усвоил - для создания пары требуется согласие обоих ее участников. И все. Помимо этого он знал, что без всяких сомнений может назвать себя настоящим гением в теннисе, но полным дилетантом в любовных отношениях.

Рёма мысленно вздохнул. Никак не удавалось переключиться с возможных вариантов того, что стоило бы сделать с Фуджи, на матч, хотя противник давно уже начал играть серьезно. Эчизен практически сразу адаптировался к стилю оппонента, но ему стоило сосредоточиться на происходящем на корте, если он собирался победить.

Рёма ненавидел проигрывать.

Его противник, Кевин, был отличным игроком. Рёме приходилось тщательно контролировать каждый удар - любая, самая незначительная ошибка обойдется в пятнадцать потерянных очков. Его сознание и тело реагировали автоматически, полностью подчинившись заданному темпу игры. В такие моменты мир за пределами корта переставал существовать. Это продолжалось ровно до тех пор, пока Рёма внезапно не ощутил чужое присутствие.

Ему даже не пришлось оборачиваться, чтобы понять, кто пришел. Эчизен ухмыльнулся, и Кевин, заметив это, недоуменно нахмурился. Рёма, продолжая довольно ухмыляться, сделал Twist Serve - решил закончить матч как можно скорее. Не ожидающий такой подачи Кевин перехватил ракетку удобнее, собираясь отбить, но удар получился слишком слабым, и Рёма, отступив на пару шагов, завершил игру великолепным смэшем.

Удовлетворенный победой Эчизен подошел к сетке, собираясь обменяться рукопожатием с Кевином, раздосадовано бормочущим нечто неопределенное. Сразу после этого Рёма направился к тому, кто, стоя чуть в отдалении, мягко улыбался, держа в руках профессиональный фотоаппарат.

- Привет, - поздоровался он с Фуджи. - Как тебе моя игра?

Фуджи усмехнулся.

- Ты ведь не играл серьезно, верно?

Рёма пожал плечами.

- Наверно, у тебя научился. Приехал фотографировать матчи?

Тенсай кивнул.

- Мне потребуется еще несколько минут. Я здесь недавно, а мой коллега - был вчера и сегодня с утра.

- Вот как? Давай вернемся домой вместе?

Фуджи улыбнулся и не стал отказываться.

- Хорошо, я тебя подожду.

Рёма кивнул и направился к своему недавнему противнику, собираясь отпроситься с тренировки пораньше - Кевин занимал должность вице-капитана, а поскольку сам капитан отсутствовал, логично было обратиться к его заместителю. Кевин, услышав вопрос, насмешливо прищурился и заявил:

- Это из-за той мисс? Знаешь, она очень симпатичная. Я-то всегда считал, что тебя интересует исключительно теннис. Похоже, ошибся.

Рёма хмыкнул.

- К твоему сведению, эта не «она», а «он», - поправил Рёма. - Я могу быть свободен?

- О… Не торопись, Эчизен. Итак, девушки тебя не привлекают, да? Мне стоило догадаться… Не хочешь поделиться со мной подробностями? Он - твой бойфренд?

- Вроде того.

- А? Что значит - вроде того?

- Не твое дело. Я могу идти?

- О, ну хватит, Эчизен. Тебе все равно придется подождать, пока он фотографирует. Если у тебя какие-то проблемы - давай помогу. Между прочим, в школе меня считают самым лучшим консультантом по любовным вопросам. Ну же! Не каждый день я узнаю о чем-то подобном… Люси будет в восторге, если я ей расскажу! О… Это так типично для… как их называют? В общем, для тех, кто увлекается яоем.

- Люси? Ты имеешь в виду - Люсина Майя Канда? - оборвал его Рёма на полуслове.

- Не веришь мне, да? На вид - скромная девочка, а увлекается подобными вещами.

Эчизен пожал плечами. Люси училась с ними в одном классе, и он бы в жизни не подумал, что у нее имеются такие интересы.

- Ладно, в любом случае - тебе нужна помощь, - победно заключил Кевин. - Я и представить не мог, что такое однажды произойдет.

Рёма, поразмыслив над предложением, обернулся, кинул быстрый взгляд в сторону увлеченно делающего снимки Фуджи, и в итоге решился.

- Хорошо. Расскажи мне, чем обычно занимаются люди, когда начинают встречаться.

- Что? - недоуменно переспросил Кевин и потрясенно уставился на Рёму, получив в ответ взгляд «засмеешься - и ты труп».

Кевин усилием воли попытался сдержать рвущееся наружу истеричное хихиканье и почти преуспел в этом. Почти. Немного успокоившись, он произнес медленно:

- Ты вообще ничего не знаешь о любовных отношениях? Ты и правда - настоящий теннисный наркоман. Готов поспорить, пока он не приехал, ты думал исключительно о матчах, турнирах, новых ударах и подачах и тому подобных вещах.

- Ты собираешься мне помогать или как?

- Ладно, ладно! Не сердись, - Кевин задумался на мгновение, а затем произнес. - Не уверен, что именно делают… такие пары. Но, полагаю, в принципе - все то же самое: держатся за руки, ходят на свидания, разговаривают о чем-нибудь личном и приятном, целуются… вот. Впрочем, это долгий разговор, так что продолжим завтра, а то тебя уже ждут.

Рёма взглянул на закончившего фотографировать Фуджи, и тот весело улыбнулся в ответ.

- Итак, что мне сделать для начала? - уточнил Эчизен. - У нас пока ничего не было. Мы и встречаться-то стали из-за одного… несчастного случая.

Кевин усмехнулся, довольный тем, что такой теннисный гений, как Рёма, спрашивает у него совета.

- Попробуй взять его за руку. Если боишься целоваться, то хотя бы обними его, чтобы показать свою симпатию… ну или скажи что-нибудь приятное. Хотя я совершенно не представляю тебя нашептывающим комплименты, - Кевин хихикнул и заработал убийственный взгляд.

- Ладно. Потом продолжим, - и Рёма направился в раздевалку - собрать вещи и сменить форму на обычную одежду.

Поспешно переодевшись, Рёма подошел к Фуджи, попутно извинившись за задержку и мысленно ругая Кевина, начавшего дразнить его из-за просьбы пораньше уйти домой.

- Ничего страшного, - заверил его Фуджи. - Я же пообещал дождаться окончания тренировки. Повезло, что тебя отпустили. Если бы капитаном был Тезука… - тенсай резко замолчал, едва с его губ слетело это имя. Извинившись перед Рёмой, он предложил отправиться домой немедленно, сославшись на то, что неожиданно вспомнил о делах, не терпящих отлагательства.

Эчизен незаметно вздохнул: итак, Фуджи продолжает думать о Тезуке, хотя согласился встречаться с ним. Впрочем, Рёма не мог винить за это Фуджи - он ведь сам предложил стать парой. Возможно, тенсай просто пытается таким образом отвлечься и забыть о Тезуке. В конце концов, Рёма решил, что ему безразличны причины. Какая разница, если Фуджи опять улыбается, а остальное - неважно.

Мягкая улыбка, погасшая в тот момент, когда тенсай произнес имя бывшего капитана команды Сейгаку. И Рёма решил, что нужно попытаться заставить Фуджи не думать о грустном - пусть лучше думает об их отношениях, а не о всяких печальных и малоприятных событиях.

Вспомнив недавние советы, Рёма потянулся свободной рукой и осторожно сжал ладонь Фуджи, вынудив того удивленно застыть на месте. Ярко-голубые глаза тенсая недоуменно распахнулись, и в них на мгновение мелькнуло замешательство. Рёма почувствовал едва уловимое напряжение, но затем Фуджи почти сразу расслабился.

Рёме никаких слов не хватило бы, чтобы выразить то облегчение, которое он испытал, когда тенсай расслабил свою ладонь в его руке. Рёма при всем желании не смог бы описать странную радость, охватившую его, едва он ощутил легкое ответное пожатие. Ладонь Фуджи, хоть и скрытая перчаткой, оказалась удивительно теплой, составив неожиданный контраст пронизывающему холоду декабря, накрывшему их сильным ветром и снегопадом. Рёма внезапно почувствовал себя по-настоящему счастливым, осторожно сжимая в руке теплую ладонь Фуджи, и ощутил еще большее счастье, когда тенсай улыбнулся ему в знак благодарности. И Рёма вдруг понял: ему совершенно не хочется отпускать Фуджи.





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:28 | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 5. Обнимать

Как бы Рёме не хотелось держать Фуджи за руку весь вечер, к сожалению, у них обоих были и другие, не менее важные дела. Рёма разочарованно отпустил тенсая, когда тот заявил, что ему нужно в ванную. Сказать по правде, у Эчизена возникло странное желание принять душ вместе с Фуджи, но здравый смысл подсказывал - еще слишком рано для чего-то подобного. Рёма мысленно чертыхнулся, решив, что это под влиянием отца и старшего брата он стал таким извращенцем. Позволив тенсаю, как гостю, пойти в ванную первым, Эчизен в одиночестве остался дожидаться его в коридоре.

Задумавшись, Рёма невольно вспомнил недавно случившееся и задался вопросом, что стоит предпринять дальше. Он не был уверен в своих действиях, а вариантов, словно специально, оказалось предостаточно. Вся его жизнь была посвящена исключительно теннису, и Эчизен впервые пожалел, что никогда раньше не интересовался окружающим миром во всех его проявлениях. Несмотря на подсказки Кевина, Рёма по-прежнему весьма смутно представлял, как именно нужно обнимать или целовать кого-то, о чем разговаривать, на что обращать особое внимание. И он совершенно не понимал, насколько сильно это должно отличаться от общения с родственниками и друзьями.

Любовь - это слишком сложно, решил Рёма в итоге, и он никогда не ввязался бы в подобные игры, если бы речь шла о ком-то другом. Но тут оказался замешан Фуджи… Плавное течение мыслей Рёмы было прервано шумом распахнувшейся двери - тенсай закончил принимать душ. Итак, настала очередь Эчизена, и, едва он скрылся в ванной, Фуджи отправился на кухню готовить ужин.

Душ удивительным образом подействовал на Рёму - теплые струи, мягко стекающие по коже, помогли расслабиться и забыть о многочисленных проблемах и сомнениях.

Выбравшись из ванной, Рёма направился в комнату и, быстро переодевшись, пришел на кухню. Фуджи продолжал готовить - восхитительный аромат окутал Эчизена, едва он переступил порог кухни. Рёма незаметно улыбнулся и устроился за столом, с нескрываемым интересом наблюдая за тенсаем.

Фуджи, готовящий для него ужин - зрелище, которое не каждый день увидишь, и Рёма наслаждался чудесными мгновениями, пытаясь запомнить мельчайшие детали происходящего и опасаясь, что привыкшее фиксировать в памяти только теннисные матчи сознание не справится с этой задачей. Он с удивлением понял, что Фуджи, оказывается, идеально подходит на роль домохозяйки. Весьма полезное и привлекательное качество.

- Почему бы тебе не помочь готовить, вместо того, чтобы разглядывать меня в этом фартуке? - поинтересовался тенсай, и Эчизен едва заметно вздрогнул от неожиданности.

Рёма недоуменно пожал плечами, изображая полное безразличие, и, поднявшись из-за стола, подошел к Фуджи. Вдвоем они справились с задачей гораздо быстрее, и ужин был готов ровно к тому моменту, как оба проголодались. Получившееся блюдо замечательно выглядело, приятно пахло, и, главное, Рёма проконтролировал все использованные ингредиенты, не позволив тенсаю добавить что-нибудь вроде васаби и острых приправ. Во всяком случае, он так думал.

Фуджи радостно хихикнул, когда потерявший бдительность Эчизен приступил к еде, а спустя пару мгновений торопливо схватился за стакан с водой.

- Как тебе это удалось? - с трудом задал вопрос Рёма, пытаясь одновременно вытереть рукавом рубашки слезящиеся глаза и выпить как можно больше воды.

- Хм… Ты о чем, Эчизен? - Фуджи невинно улыбнулся.

- Хватит уже, - Рёма попытался изобразить убийственный взгляд, но получилось плохо. - Когда ты успел добавить васаби? Я же все время наблюдал за тобой.

- Предлагаю считать это моим особым даром.

Рёма почувствовал обиду, но вида не подал, и лишь слегка нахмурился.

- О… Не сердись, Эчизен.

- На тебя невозможно долго сердится, - недовольно пробормотал Рёма и снова принялся за ужин, на этот раз с удвоенной осторожностью.

Тенсай мягко улыбнулся, и, распахнув ярко-голубые глаза, внимательно посмотрел на Эчизена. Тот недоуменно замер, ощутив чужой пристальный взгляд - Фуджи никогда раньше не смотрел на него так - и почувствовал легкий холодок, пробежавший по спине.

- Что?

Улыбка Фуджи стала шире, и он произнес медленно:

- Да так, пришла в голову одна мысль.

- Какая?

- Ты любишь кошек, нэ, Эчизен?

- И?

- И, значит, тебе не стоит быть таким любопытным - любопытство кошку сгубило.

- Что? - Рёма никогда не понимал шуток тенсая. Похоже, их представления о чувстве юмора сильно отличались.

Фуджи рассмеялся и не произнес в ответ ни слова. Эчизен, довольный хорошим настроением Фуджи, молча продолжил есть, и уютная тишина затопила кухню.

Рёма закончил ужинать первым и, дождавшись тенсая, согласился на предложение вместе вымыть посуду, несмотря на свою давнюю нелюбовь к домашним делам. На этот раз скучная обязанность почему-то оказалась неожиданно приятной, и Рёма подумал о том, что давно не чувствовал себя настолько хорошо и умиротворенно.

- Эчизен, - обратился к нему Фуджи, едва они закончили мыть тарелки и кастрюли. - Мне нужно с тобой поговорить.

Рёма нахмурился, поймав на себе непривычно серьезный взгляд ярко-голубых глаз.

- О чем? - спросил он, совершенно не представляя, чего может коснуться разговор.

Но прежде, чем Рёма успел получить ответ, зазвонил мобильный, тенсай, извинившись, откинул крышку своего телефона и застыл, увидев высветившийся на дисплее номер. Придя в себя, Фуджи поприветствовал невидимого собеседника.

По доносящимся до слуха обрывкам фраз, Эчизен с легкостью понял - Фуджи разговаривает с Тезукой. В начале беседы тенсай рассказывал о своей жизни с Рёмой в Америке, и Рёма почувствовал странное удовлетворение, когда заметил - Фуджи говорит о нем, счастливо улыбаясь. Но потом произошло нечто необъяснимое - тенсай поинтересовался тем, как продвигаются дела у Тезуки с Атобе. Зачем спрашивать о том, что огорчает?

Рёма напряженно следил за разговором, и Фуджи, почувствовав это, отчаянно пытался одновременно и поймать чужой пристальный взгляд, и избежать его. Эчизен не был телепатом, поэтому не мог сказать наверняка, о чем именно думает Фуджи, но как-то догадался, что тот нуждается в поддержке и, устроившись на стуле, принялся с нетерпением ожидать окончания разговора.

Беседа продолжалась в общей сложности минут пятнадцать, после чего тенсай попрощался и отключил телефон. Рёма заметил грустную, но довольную улыбку на губах Фуджи - точно так же улыбалась его мать, когда узнала, что один из племянников скоро женится. Улыбка, означающая, что пришло время кого-то отпустить, но сделать это слишком тяжело и больно - едва ли не единственное, что Рёма успел усвоить помимо тенниса. И теперь знание пригодилось.

Фуджи по-прежнему стоял возле стены, грустно улыбаясь, и Эчизен, поднявшись с места, подошел к нему и замер рядом, не уверенный в том, что следует делать дальше. Спустя несколько мгновений он с ужасом заметил, что по щекам Фуджи текут слезы.

Рёма абсолютно не представлял, как вести себя с теми, кто плачет. Когда одна из его поклонниц, получив отказ, разрыдалась, он лишь вздохнул и произнес тихо:

- Mada mada dane.

Наверно, стоило сказать что-то ободряющее или, как вариант, выразить сожаление, но слова застыли в горле и никак не хотели складываться в нужные и правильные фразы.

В голове не осталось ни единой мысли, и Рёма, не обращая внимания на подсознательный страх сделать большую глупость, подался вперед и крепко обнял Фуджи, искренне желая утешить и успокоить. Тенсай дернулся, пробуя освободиться, но Рёма лишь сильнее прижал его к себе. Он бережно опустил голову Фуджи на свое плечо, зарывшись пальцами в мягкие волосы, а другой рукой притянул тенсая ближе, удерживая на месте.

- Все в порядке, Эчизен, - едва различимый шепот. - Это мой способ отпустить.

- Хватит оправдываться и извиняться. Раз я все равно здесь - побуду с тобой, - Рёме не хотелось оставлять Фуджи одного в таком состоянии.

- Но…

- Замолчи.

- Как ты разговариваешь со старшими.

Эчизен ничего не ответил и осторожно провел ладонью по шелковистым волосам тенсая, наслаждаясь ощущением.

- … извини, пожалуйста, я тебе рубашку намочил, - прошептал Фуджи через несколько минут - понял, что освободиться ему не удастся, и решил плакать там, где есть возможность.

Рёма промолчал. Он вздохнул с облегчением, едва Фуджи перестал вырываться и расслабился в его объятиях. Прислонившись к стене кухни, Эчизен закрыл глаза и удовлетворенно кивнул самому себе.

Время пролетало незаметно, и Рёма мог только догадываться, как долго Фуджи плакал, уткнувшись лицом ему в плечо. Рёма не представлял, чем еще помочь, и лишь осторожно гладил тенсая по волосам, ощущая тепло его тела. Плачущий Фуджи в его руках и тишина кухни оказались странно уютными, и Эчизен неожиданно осознал, что ничуть не жалеет о своем поступке.

Рёма ревновал к Тезуке - ведь тот так легко влиял на настроение тенсая - и в то же время испытывал благодарность: если бы не этот звонок и последующий разговор, вызвавший слезы - он так и не решился бы обнять Фуджи.

Ни слова не было произнесено за это время. Рёма почувствовал, что тенсай перестал плакать, но промолчал, решив не нарушать разлившуюся тишину. Ему стало казаться, что Фуджи, немного успокоившись, уснул, когда тот внезапно прошептал:

- Спасибо… Рёма.

- Пожалуйста. Тебе лучше отдохнуть.

Он уже собирался отпустить Фуджи, но тенсай неожиданно обнял его за талию и произнес тихо:

- Извини, но не могли бы мы… постоять так еще немного?

У Эчизена мелькнула мысль, что некрасиво пользоваться чужим горем, но, тем не менее, отказываться совсем не хотелось.

- Конечно.

Он обнял Фуджи за талию левой рукой, а правой снова зарылся в мягкие волосы, и в тот момент ему внезапно стало все равно, по какой конкретно причине тенсай согласился с ним встречаться. Пока он ощущает тепло чужого тела в своих руках, пока ему улыбаются - остальное не имеет значения. Для Рёмы стало настоящим открытием, насколько приятно бывает обнимать того, кто нравится - даже приятнее, чем играть с самыми лучшими и талантливыми теннисистами.

Чуть позже той же ночью, уже удобно устроившись в постели, Рёма широко распахнул глаза, неожиданно осознав две вещи. Первое: Фуджи плакал, потому что хотел отпустить что-то - судя по всему, свою привязанность к Тезуке. И второе: Фуджи наконец назвал его по имени - «Рёма». Он не был уверен, что именно это означает, но когда-то слышал - в обращении по имени заключено нечто особенное, важное. Похоже, Фуджи стал ему гораздо ближе. Довольно ухмыльнувшись, Рёма закрыл глаза и погрузился в сон, позволив ночи накрыть себя чернильной темнотой.





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:28 | Сообщение # 7
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 6. Целовать

- И?

Рёма выразительно уставился на Кевина. Они оба находились в раздевалке - тренировка недавно закончилась, а до начала школьных занятий оставалось еще около получаса, и Кевин решил, что это весьма удачный момент для серьезного разговора об успехах Эчизена в отношениях с Фуджи. Сам Рёма был несколько иного мнения на этот счет и отозвался недовольно:

- Что - и?

- И как много ты успел сделать за вчерашний вечер, после того, как вы вместе пошли домой? - в интонациях Кевина явственно сквозило нетерпение - по его мнению, приходилось тратить время на объяснение очевидных вещей.

Рёма задумался на мгновение.

- Мы держались за руки.

- И все?!

- Еще я его обнял.

Кевин удрученно вздохнул.

- Ты даже не поцеловал его?

- И как я должен был, по-твоему, это сделать? - нехотя пробормотал Рёма.

Кевин недоуменно моргнул, услышав заявление Эчизена.

- Как? - недоверчиво уточнил он. - Просто… притяни к себе, коснись губами, используй язык - и наслаждайся.

Рёма скривился.

- Звучит отвратительно.

- Ладно, признаю, я не очень хорошо умею объяснять, - Кевин скрестил руки на груди. - Но, Рёма, серьезно - ты жалко выглядишь, когда ведешь себя настолько нерешительно!

- Спасибо, что напомнил, - хмыкнул Эчизен. - От тебя никакой помощи.

- Да, тебе, наверно, лучше поговорить с Люси. Уверен, она уже в классе: до первого урока - чуть больше пяти минут. Идем.

Рёма неохотно последовал за Кевином. По дороге к кабинету он невольно задумался о том, на что это будет похоже - поцелуи с Фуджи. Рёма раньше никогда не целовал парня. Впрочем, девушек он тоже не целовал, за исключением своей матери и кузины - в щеку. По итогам размышлений Эчизен и вправду почувствовал себя жалким и неумелым.

Рёма недовольно нахмурился, поняв, что вряд ли сможет как-то изменить ситуацию. Зайдя в класс, он устроился за партой, решив немного подремать до прихода преподавателя, но внезапно услышал шорох ткани, и, подняв голову, увидел знакомые темные волосы и серые глаза.

- Люси? - удивился Рёма, заметив неподалеку ухмыляющегося Кевина.

- Привет, Рёма, - поздоровалась она, устраиваюсь рядом на свободном стуле. - Кевин рассказал мне о той… ээээ… запутанной ситуации, в которой ты очутился, и я готова помочь, - с нескрываемым энтузиазмом начала Люси.

- Хм, ну давай… - Рёма внезапно услышал громкое перешептывание и заметил, что большинство одноклассников как-то странно на него смотрят. Неудивительно. Эчизена всегда считали совсем не интересующимся девушками асексуальным типом, а теперь он разговаривает с Люси. Выглядело это, по меньшей мере, подозрительно.

- С удовольствием, - Люси счастливо улыбнулась.

- Ну, и что мне следует делать? - скучным голосом поинтересовался Рёма.

- Попробуй почитать вот это, - она положила на парту несколько книг в ярких глянцевых обложках. Лениво потянувшись, Эчизен подхватил один из предложенных экземпляров и, едва пролистав пару страниц, моментально захлопнул книгу, словно обжегшись. Не покраснел он лишь усилием воли.

- Это же… яойная манга, - неверяще пробормотал он, подозрительно глядя на Люси.

- Это - отличный справочный материал, - поучительным тоном поправила она. - Почитай - и сам убедишься. Если возникнут какие-то вопросы - можешь смело ко мне обращаться.

- Вообще-то, меня такое не интересует, - скептически отозвался Рёма.

- У тебя есть бойфренд, и ты утверждаешь, что тебя такое не интересует? - искренне удивилась Люси. - Не верю. Интересно, почему?

- Действительно, интересно, - хмыкнул Эчизен, но, тем не менее, спрятал предложенные «справочные материалы» в рюкзак: во-первых, других вариантов все равно не предвиделось, а во-вторых, в класс уже зашел учитель, и Рёма предпочел бы умереть на месте, чем быть застигнутым со стопкой яойной манги в руках.

Изначально Рёма не собирался читать предложенное - по его мнению, между симпатией к Фуджи Шьюске и интересом к яою не было ничего общего. Но урок истории оказался настолько скучным, что Эчизен решил незаметно изучить свое недавнее приобретение - и то веселее. Скептически ухмыляясь, он приступил к чтению, и неожиданно для самого себя так увлекся, что с удивлением услышал звонок на перемену.

Вспомнив предложение обращаться за помощью, Рёма решил им воспользоваться. Отыскав Люси, устроившуюся пообедать сэндвичами, Рёма незамедлительно приступил к выяснению интересующих его обстоятельств.

- Понравилось? - уточнила Люси в качестве приветствия, и Эчизену оставалось только догадываться, как это можно было сразу определить по его виду.

- Вполне, - хмыкнул он, устраиваясь рядом. - Я прочел несколько.

- Знаю. Хочешь сэндвич?

- Нет. Может, еще одолжишь «справочных материалов»? - усмехнулся Рёма.

Понимающе улыбаясь, Люси выудила из рюкзака еще несколько томов - словно предвидела, что они понадобятся.

- Итак, теперь ты, полагаю, хоть немного представляешь, какие именно действия от тебя потребуются? - уточнила она на всякий случай.

- Ну… - протянул Рёма. Конечно, он представлял. В этой чертовой манге были такие подробности, о которых он раньше и не догадывался. Но сделать… Рёма не мог даже думать о подобном. Возможно, стоило подсунуть пару экземпляров Фуджи и посмотреть, что произойдет дальше.

- Смущаешься? Вполне естественно. Ты можешь быть гением в теннисе, но, поверь мне, в любовных делах тебе еще учится и учится.

Рёма ухмыльнулся. Все верно, подумалось ему. Кто бы мог подумать, что такой гений в теннисе, как он - или Фуджи, добавил Эчизен быстро, окажется в замешательстве, столкнувшись с другой стороной жизни. Смешно, но правда.

Ладно, что случилось - то случилось, решил Рёма по возвращении в квартиру после занятий. Заметив аккуратно поставленные возле двери ботинки Фуджи, он сразу понял, что тот уже дома. Заглянув на кухню, Рёма обнаружил там уютно устроившегося за столом тенсая с кружкой горячего ароматного кофе в руках - длинные волосы рассыпались по плечам, внимательный взгляд ярко-голубых глаз сосредоточен на фотографиях, разложенных рядом.

Рёма кашлянул и довольно ухмыльнулся, когда Фуджи дернулся и едва не свалился со стула от неожиданности.

- Рёма! - воскликнул Фуджи, заметив его, и Эчизен внезапно почувствовал странное тепло, услышав звук своего имени. Приятно. - Я не знал, что ты уже вернулся. Почему ничего не сказал?

- А я и не подозревал, что ты можешь настолько увлечься разглядыванием фотографий, что обратишь на меня внимание лишь после таких мер, - он усмехнулся. - Это снимки, сделанные на вчерашней тренировке в моей школе?

- Да, - Фуджи мягко улыбнулся и, слегка нахмурившись, указал взглядом на пакет в руках Рёмы и поинтересовался. - Что это?

Эчизен хмыкнул и произнес довольным голосом:

- Справочные материалы.

И вышел из кухни, оставив Фуджи в некотором замешательстве. Закрывшись в комнате, Рёма вытащил из рюкзака несколько томов в ярких обложках и, выбрав наугад один, погрузился в чтение. Время пролетало незаметно.

Кто бы мог предположить, что все так закончится, подумал Рёма. Конечно, он не раз видел, как отец или старший брат с интересом рассматривают порножурналы, но сам не находил в этом ровным счетом ничего захватывающего. Интересно, что сказал бы Рёга, узнав, какими вещами увлекается его младший брат. Мысль вызвала довольную ухмылку.

Чтение пришлось прервать, когда Фуджи постучал в дверь и попросил разрешения зайти. Надежно спрятав «справочные материалы», Рёма впустил тенсая в комнату. В руках у Фуджи оказалась корзина с грязным бельем, и Эчизен в очередной раз не удержался от мысли о том, какая хорошая домохозяйка получилась бы из тенсая.

- Из тебя вышла бы отличная домохозяйка, - насмешливо озвучил Рёма свое мнение.

Фуджи в ответ весело хихикнул.

- О, спасибо. Но, боюсь, это вряд ли можно назвать карьерой моей мечты.

Эчизен хмыкнул и принялся наблюдать за Фуджи - тот поставил корзину на пол и перекинул в нее нуждающуюся в стирке одежду, разбросанную по кровати. Внезапно пришедшая в голову мысль заставила Рёму замереть на пару мгновений.

- У тебя есть грязные вещи? - обратился к нему тенсай.

- Нет, я собрал их сегодня утром, - отозвался Рёма, глядя Фуджи в глаза. - Кстати… Я хочу кое-что спросить.

- Что? - медленно произнес Фуджи, не отводя взгляда.

- Можно тебя поцеловать? - Рёма задал вопрос прямо, с немалым удовольствием отметив, насколько растерянным кажется тенсай. Впрочем, Фуджи быстро справился с эмоциями и почти сразу снова начал улыбаться.

- Я не против, - проговорил он.

Больше Рёме ничего и не требовалось. Он осторожно взял Фуджи за подбородок и притянул ближе. Тенсай закрыл глаза, и Рёма почувствовал его теплое дыхание на коже.

И их губы соприкоснулись.

И все - теплое и довольно приятное, но ничем не примечательное ощущение. Ни впечатления, словно тебя током ударило, ни бегущих по спине мурашек, ни обрушившегося чувства неземного блаженства…

Все.

Рёма отпустил Фуджи и недоуменно уставился на него. Тот кинул в ответ быстрый взгляд, почти сразу отвернулся, и, сославшись на неотложные дела в ванной, покинул комнату, но Эчизен все же успел заметить, что тенсай слегка покраснел. И Рёма остался один. Глядя в пустоту, он медленно коснулся своих губ и ощутил тепло, оставшееся после поцелуя с Фуджи. Его мучил вопрос, почему все прошло совсем не так, как он себе представлял, начитавшись этой чертовой яойной манги. Рёма недовольно вздохнул.

«И это - все?»





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:29 | Сообщение # 8
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 7. Ходить на свидания

Следуя за Фуджи мимо клеток с обезьянами, Рёма невольно задавался вопросом, почему тенсай выбрал именно это место. Конечно, ходить с Фуджи на свидания - одно удовольствие, но по какой причине для первого раза нужно было отправиться в зоопарк? Особенно учитывая зимний холод и ранние сумерки?

Ладно… допустим, так поступил не только Фуджи - людей в зоопарке оказалось предостаточно.

Рёма, последовав совету Кевина, пригласил тенсая на свидание, и недовольно нахмурился, когда тот, согласившись пойти, сразу же предложил зоопарк. Впрочем, Эчизен решил не отказываться - в конце концов, это отличная возможность провести целый день в обществе Фуджи, пообщаться и сблизиться с ним, особенно учитывая странное разочарование после первого поцелуя.

Разумеется, Рёме вполне понравилось целоваться - приятное и теплое ощущение, но он, начитавшись своих «справочных материалов», ожидал несколько иного - головокружения, подкашивающихся ног и неземного блаженства. Впрочем, он в любом случае почувствовал себя довольным, поцеловав Фуджи, и решил закрепить успех, пригласив тенсая на свидание. Поэтому и согласился даже на такой дурацкий вариант.

Мысленно вздохнув, Рёма вновь переключил внимание с невеселых раздумий на своего спутника. Фуджи увлеченно фотографировал животных, попутно вслух умиляясь тому, какие они все замечательные; его медовые волосы золотились в ярком свете фонарей, и выглядел он до крайности счастливым. А вот Эчизен скучал. Он совершенно не понимал, как можно радоваться подобным глупостям.

Сделав еще несколько удачных снимков, Фуджи окончательно развеселился и начал улыбаться, чего нельзя было сказать о Рёме, особенно после того, как один из пингвинов запустил в него рыбой - словно приревновал к тенсаю, которого Рёма попытался обнять за талию. Эти чудесные животные…

Фуджи рассмеялся, и Эчизен, не выдержав, заявил, что хотел бы немного отдохнуть от созерцания таких замечательных зверей. Тенсай в ответ мягко улыбнулся и, потянув Рёму за собой, подвел его к одной из раковин, находящихся в ближайшем помещении, а затем помог вымыть голову персиковым мылом. Разумеется, Рёма возмутился, заявив, что после такого мытья будет пахнуть, как девчонка, но Фуджи сообщил, что не горит желанием гулять с тем, от кого несет сырой рыбой, и Рёме пришлось подчиниться.

Они решили поужинать в кафе, расположенном на территории зоопарка, и, пока дожидались своего заказа, Фуджи неожиданно рассказал то, что изрядно подпортило Рёме настроение.

- Я обратил внимание на Тезуку еще в первый год обучения в Средней школе.

Эчизен напряженно замер и, сделав нарочито равнодушное лицо, слегка кивнул в знак того, что готов слушать дальше.

- Меня привлекла его сила, его уверенность - он казался незыблемой опорой - крепкой и надежной. С ним я всегда чувствовал себя в безопасности, - Фуджи помолчал немного и продолжил. - Я понял, что это не просто дружеская симпатия, а нечто большее, когда в Сейгаку появился ты, Рёма.

Рёма недоуменно нахмурился.

- После того, как ты присоединился к команде, я начал ревновать - все внимание Тезуки оказалось сосредоточено исключительно на тебе, а обо мне он словно забыл. Меня это расстраивало и злило одновременно, и я постепенно стал догадываться о происходящем. Это было странно, и я уговаривал себя не лезть в чужие дела - Тезука ведь просто пытался найти новую опору Сейгаку. Но справиться с эмоциями не получалось.

Фуджи вздохнул и, после небольшой паузы, произнес:

- Я понял, что ревную, и что Тезука мне нравится не только, как друг. Я долго не решался в это поверить, но в итоге все же пришлось.

Фуджи распахнул ярко-голубые глаза и задумчиво уставился в окно, словно пытаясь разглядеть в вечернем небе нечто недоступное другим. Между ними разлилась тишина, и Рёма не стал ее нарушать.

Спустя пару мгновений тенсай перевел взгляд на Эчизена, и тот внезапно ощутил себя полностью раскрытым, незащищенным.

- Почему ты решил встречаться со мной, Рёма?

Рёма нахмурился и пожал плечами.

- Просто захотелось.

Фуджи весело хихикнул и продолжил выяснение.

- А что именно подтолкнуло к такому решению?

- Ээээ… это был импульс.

Тенсай вздохнул.

- И почему я ничуть не удивлен такими ответами?

Рёма ухмыльнулся, поймав на себе заинтересованный взгляд ярко-голубых глаз, и понял - Фуджи и так все знает. Его любопытство, его вопросы - всего лишь проверка. И Рёма решил говорить более откровенно - бессмысленно пытаться скрывать правду от тенсая.

- Я всегда доверял своим инстинктам, - произнес Эчизен в итоге. - Интуиция подсказала мне, что я могу сделать тебя счастливым и заставить снова улыбаться. Думаю, я не ошибся. Поэтому и предложил встречаться.

- Как самоуверенно.

- Без самоуверенности - это уже был бы не я.

Фуджи снова хихикнул.

- Верно, ты такой и есть. Но, Рёма, как ты мог предложить встречаться только потому, что собирался сделать меня счастливым? Это что - жалость? Или дух соперничества?

- Нет, - уверенно отозвался Рёма. Он уже успел усвоить из своих «справочных материалов», что в таких случаях полагается говорить нечто приятное и серьезное. - Ты особенный.

- А? - Фуджи казался скорее удивленным, нежели обрадованным, когда услышал это.

- Ты с самого начала стал для меня особенным, хоть я и не подозревал до недавнего времени, что именно к тебе чувствую. Я и сейчас не уверен, но это точно не жалость и не желание выиграть.

- Ты так думаешь? Почему?

- Инстинкт.

Фуджи насмешливо изогнул бровь, услышав это слово, но сказать ничего не успел - официант принес заказ. Беседа прервалась, и ужин прошел в уютной тишине. Возобновился разговор лишь после того, как они добрались до вольера со слонами.

- А если бы я оказался более счастлив с кем-то другим, а не с тобой - как бы ты поступил? - поинтересовался Фуджи.

- Если бы это случилось раньше, чем мы начали встречаться - я порадовался бы за тебя, скорее всего. Но теперь я знаю, что ты улыбаешься, когда я рядом, и больше не кажешься грустным и подавленным - и не отпущу тебя. И превзойду любого, кто рискнет оказаться у меня на пути.

Фуджи недоверчиво хмыкнул.

- И ты думаешь, что справишься? Чувства и теннис - это абсолютно разные вещи, знаешь?

- Знаю. Я сказал это, потому что ненавижу проигрывать, - Рёма помолчал немного и продолжил. - Особенно если дело касается тебя.

- Собственник.

Эчизен лишь пожал плечами.

- Ладно, я не люблю подчиняться, но это не касается тех, кто мне действительно важен, - медленно произнес Фуджи. В его глазах явственно читался вызов.

- Знаю.

- Хорошо, - решил тенсай и сладко улыбнулся. Настолько сладкой улыбки Рёма еще не видел - обычно Фуджи улыбался мягко или чуть насмешливо, но сейчас ярче всего ощущалась нежность, смешанная с предвкушением. Эчизен моментально почувствовал такую гордость за себя, что с трудом уловил, как Фуджи прошептал тихо:

- Знаешь, а это совсем неплохо - быть с тобой.

Рёма собрался было уточнить, что это означает, но тут один из слонов швырнул в него арахисом, и Рёме стало не до вопросов. Позже, тем же вечером, он снова задумался о словах Фуджи и предположил - тенсай в итоге начал получать удовольствие от их отношений? Но насколько сильно ему это нравится? И как далеко зайдет? Рёма мысленно хмыкнул и решил, что время покажет.





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:29 | Сообщение # 9
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 8. Любить

- Рёма!

Рёма дернулся, внезапно услышав звук своего имени. Он недоуменно моргнул и, увидев лицо Фуджи всего в паре сантиметров от своего собственного, пробормотал удивленно:

- Что?

Фуджи вздохнул.

- Я пытаюсь привлечь твое внимание уже несколько минут. О чем ты задумался?

- Ни о чем, - хмыкнул Рёма, решив, что не стоит сообщать правду.

На самом деле он вспоминал недавнее свидание с Фуджи и его странные слова, но не говорить же об этом вслух. В памяти невольно всплыло теплое ощущение, оставшееся после признания тенсая в том, что ему нравятся их отношения. В глубине души Рёма начал всерьез надеяться, что Фуджи испытывает к нему отнюдь не только дружескую симпатию.

Отбросив усилием воли такие мысли, Эчизен изумленно уставился на пустую тарелку перед собой - в данный момент они ужинали, и он, полностью поглощенный воспоминаниями, не заметил, как съел свою порцию.

- Ну вот, опять, - до слуха неожиданно донесся голос Фуджи - словно издалека, сквозь плотный слой тумана - и Рёма поднял голову, встретившись взглядом с ярко-голубыми глазами тенсая. - Серьезно, Рёма, что случилось? Я никогда раньше не видел тебя настолько задумчивым и рассеянным.

- Ничего особенного, - солгал он в ответ. - Лучше скажи, зачем я тебе понадобился.

- А, точно. Это насчет лампочки, - отозвался Фуджи.

Эчизен непонимающе нахмурился.

- Какой лампочки?

- Лампочки из люстры в нашей комнате, - объяснил тенсай. - Она постоянно мигает и гаснет, с самого утра. Думаю, сломалась.

Рёма, неуверенный в том, что именно произошло, направился в комнату и щелкнул выключателем. С лампочкой явно творилось нечто странное - спальню моментально залил яркий мерцающий свет, который спустя пару мгновений погас, а затем практически сразу снова включился. Рёма недовольно поморщился - танцующие лучи света вокруг вызвали головокружение.

- Похоже, сломалась, - заявил он.

- Я тебе то же самое говорил, - произнес Фуджи, оставив кухню и присоединившись к Эчизену в комнате.

- Наверно, надо ее заменить, - предложил Рёма.

- Можно попробовать, - задумчиво протянул тенсай. - Но тебе придется помогать - подержишь стремянку. Кстати, она у тебя есть? А запасная лампочка?

- Думаю, у отца найдется. Подожди, сейчас поищу, - и Рёма, покинув спальню, отправился на поиски необходимого. К счастью, требуемые предметы отыскались довольно быстро, и Рёма вернулся в комнату, где его терпеливо дожидался Фуджи.

А дальше разгорелся спор из-за того, кому лезть на стремянку: Эчизен утверждал, что Фуджи кажется слишком хилым для выполнения подобной работы, но тот не соглашался с ним, настойчиво доказывая, что великолепно справится. Кроме того, тенсай заявил, что точно не удержит стремянку, поскольку Рёма стал высоким и не таким легким, как когда-то давно. Услышав это, Рёма насмешливо хмыкнул - он знал, что Фуджи преувеличивает и превосходно удержит даже гораздо больший вес, а за столь безобидными словами на самом деле кроется несколько иной смысл: «Я случайно уроню стремянку, и ты свалишься на пол, если не будешь делать то, что я говорю».

В итоге Эчизену пришлось согласиться на предложение Фуджи, но он так и не понял, зачем тенсаю понадобилось самостоятельно менять лампочку. Крепко удерживая стремянку обеими руками, Рёма с интересом наблюдал, как Фуджи забирается по ступенькам на самый верх.

Рёма готов был поклясться, что изначально следил лишь за тем, чтобы с Фуджи все было в порядке, но когда он увидел полоску обнаженной кожи, мелькнувшую из-под задравшейся рубашки тенсая, не смог удержаться и густо покраснел. Эчизен не считал себя извращенцем или что-то вроде того, но вид соблазнительно нежной кожи действительно заинтриговал его до крайности.

Когда Фуджи поднял руку, потянувшись к лампочке, и его рубашка задралась выше, обнажив еще больше светлой кожи, чем раньше, Рёма потрясенно дернулся, и, совершенно забыв о задании, выпустил из рук стремянку.

С оглушительным грохотом стремянка и Фуджи свалились на Эчизена, заставив его вздрогнуть от боли, но он моментально справился с собой и торопливо поднял голову, собираясь извиниться перед тенсаем, но все слова внезапно застыли в горле.

Рёму остановило увиденное: Фуджи Шьюске, лежащий прямо на нем, с растрепанными, в беспорядке рассыпавшимися по плечам волосами и чувственно приоткрытыми губами. Рёма в тот момент удивился лишь одному - как у него до сих пор не идет кровь из носа от такого зрелища. До чего же глупо, подумал он - лежать на спине, оказавшись прижатым к полу теплым телом Фуджи, когда где-то рядом валяется стремянка, а над головой мигает так и не замененная лампочка. Ужасно глупо. Глупо выглядит, глупо ощущается, но Рёма неожиданно подумал, что это очень романтично. Он вздрогнул от подобной мысли, и решил, что, видимо, перечитал своих «справочных материалов».

Желая придать ситуации завершенность, Рёма бережно взял Фуджи за подбородок, без предупреждения накрыл его губы поцелуем, и на этот раз, наконец, испытал необыкновенное ощущение, словно все тело пронзает электрический разряд.

Рёма искренне надеялся, что это был эффект от поцелуя, а не от того, что он, возможно, случайно коснулся оголенных проводов.

Фуджи застонал, и Рёма внезапно понял, насколько неудобное положение он занимает. Не прерывая поцелуя, он опрокинул тенсая на пол, навалившись сверху, и отстраненно отметил оглушительный грохот, раздавшийся, когда стремянка отлетела в сторону. Теперь Фуджи лежал под ним, и Рёма, неожиданно для самого себя, странно обрадовался этому. И не преминул воспользоваться. Он принялся увлеченно целовать нежную кожу тенсая - лицо, шею, подбородок, не в силах оторваться и прекратить, и в итоге завершил проявление внезапно вспыхнувшей страсти долгим поцелуем в губы, после чего они оба уставились друг на друга, задыхающиеся и ошеломленные.

Фуджи дотронулся до своих влажных, покрасневших от поцелуев губ и довольно хихикнул.

- Не знал, что ты можешь быть настолько агрессивным, - прошептал он едва слышно.

- Извини, - пробормотал Рёма. Он и сам не понимал, почему вдруг стал таким страстным и настойчивым. - Со мной что-то странное произошло.

Тенсай улыбнулся.

- Могу сказать то же самое. Я ведь отвечал на твои поцелуи.

- Точно, отвечал, - Рёма довольно ухмыльнулся. - И мне это понравилось.

- Мне тоже, - Фуджи весело рассмеялся.

- Значит, тебе нравится целоваться со мной?

- Мне нравится быть с тобой.

Рёма не произнес в ответ ни слова. Он молча смотрел в ярко-голубые глаза, думая о том, какой Фуджи красивый, и какая замечательная ситуация сложилась, и каким ужасным извращенцем он стал.

- Рёма, - позвал его тенсай. - Я, конечно, получаю невероятное удовольствие от твоих действий, но, знаешь, долго лежать на полу - холодно. Не хочешь перебраться в другое место?

- Нет, - хмыкнул Эчизен, с наслаждением разглядывая распростертого под ним Фуджи. - Все отлично.

- Маленький извращенец! - нарочито возмущенно обвинил его тенсай и вызывающе усмехнулся.

- Хм, спасибо, - и Рёма, слегка наклонив голову, вновь настойчиво коснулся губ Фуджи поцелуем. Он обдумал предложение тенсая, но решил остаться на полу - разумеется, зимой здесь и в самом деле было довольно прохладно, но Рёма не чувствовал ничего, кроме обжигающего жара, внезапно охватившего все тело, и готов был поспорить - Фуджи ощущает абсолютно то же самое.

Рёма потерял счет времени и не заметил, как долго они не занимались ничем, кроме горячих, влажных поцелуев. Упустил Рёма и тот момент, когда они, наконец, перебрались в более комфортное место, называемое постелью. Не обратил внимания и на то, как они оба уснули - открыв глаза в следующий раз, Рёма увидел яркий солнечный свет, льющийся от оконного проема, и Фуджи, безмятежно спящего в его руках.

А намеченное так и осталось несделанным, подумал Эчизен и счастливо усмехнулся - ночь прошла за несравнимо более приятным занятием, нежели замена дурацкой лампочки.

Воспоминание вызвало довольную ухмылку. Теперь Кевин точно прекратит смеяться и говорить, что Рёма ведет себя жалко, а Люси придет в бурный восторг, если рассказать ей, чем они занимались прошлым вечером и ночью. Даже отец и старший брат перестанут, наконец, издеваться и дразнить его по поводу нежелания ни с кем встречаться, когда узнают о подобном.

- Чему ты так радуешься с самого утра?

Рёма обернулся на звук голоса и увидел, что Фуджи уже проснулся.

- Кто это радуется?

- Ты, - отозвался тенсай.

- Вовсе нет.

- Радуешься. А, ладно, просто замолчи.

Рёма лишь хмыкнул - он прекрасно знал, что Фуджи не подразумевает ничего отрицательного. Фуджи лениво потянулся и едва заметно вздрогнул.

- Если я простужусь из-за того, что столько времени вынужден был пролежать на холодном полу - ты в полной мере испытаешь на себе мой гнев, - пообещал тенсай.

- Как страшно, - нарочито испуганно отозвался Эчизен и, немного помолчав, продолжил. - Мы так и не заменили лампочку.

- Хммм… Но, думаю, мы провели время гораздо… интереснее, - рассмеялся Фуджи. - Если бы все ночи были такими приятными…

Рёма слегка нахмурился. Он ведь даже не спросил, что Фуджи думает обо всем этом - ни до, ни после. Возможно, для тенсая подобное - всего лишь развлечение и своего рода игра.

- Фуджи, - начал он. - Что это было?

- Что? Мне перечислить все, что ты со мной делал? - в ярко-голубых глазах зажглись веселые искорки.

- Нет, я имею в виду - как ты к этому относишься? Что думаешь о нас? - поинтересовался Рёма. - По-прежнему считаешь меня заменой? А все происходящее - игрой?

Тенсай удивленно замер, и Рёма на какое-то мгновение испугался, что ответ его совсем не обрадует.

- Нет, - произнес Фуджи мягко. - Я не считаю наши отношения игрой. Не знаю, когда это началось, но мне уютно в твоем обществе и ты мне очень важен. Пожалуй, теперь я точно могу сказать - я хочу быть с тобой и мне приятно все, что мы делаем.

Услышав это, Рёма облегченно вздохнул, ощущая себя полностью удовлетворенным. Он всегда опасался, что Фуджи не воспринимает его всерьез, а теперь все сомнения благополучно разрешились.

- Ты выглядишь таким довольным, - удивился тенсай. - Только не говори, что вчера весь день провел в глубокой задумчивости именно из-за подобных размышлений.

- Я не провел вчера весь день в глубокой задумчивости, - моментально возразил Рёма.

- До чего же ты упрямый.

- Фуджи…

- Хм?

- Замолчи и не мешай мне наслаждаться происходящим.

Сказанное стало последним предупреждением перед тем, как Рёма накрыл губы Фуджи долгим поцелуем. В этот раз они находились в постели, а не на холодном полу, и Рёма решил, что теперь тенсаю не на что жаловаться. Мысленно ухмыляясь, Эчизен думал о том, как далеко зашел его дурацкий план, каким счастливым он себя ощущает, находясь с Фуджи, каким удачливым он оказался…

И какими замечательными инстинктами он обладает.





 
НороиДата: Вторник, 28.04.2009, 12:30 | Сообщение # 10
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 187
Репутация: 1
Статус: Offline
Эпилог

Фуджи одевался, довольно улыбаясь. Этим утром он чувствовал себя по-настоящему счастливым: его работа, наконец, завершилась, к тому же, Рёма согласился пообедать вместе после окончания тренировки. Фуджи привычным движением провел рукой по волосам, зарывшись пальцами в мягкие пряди. Немного подумав, он решил собрать волосы в хвост: на улице дул сильный, пронизывающий ветер и ходить с распущенными - крайне неудобно. Фуджи уже собирался закрепить пряди, когда резинка внезапно выскользнула из ладони и закатилась под кровать. Тенсай опустился на колени и, потянувшись, принялся водить рукой по ковру.

Фуджи недоуменно нахмурился, коснувшись чего-то прямоугольного и жесткого. Он не рассчитывал обнаружить что-либо кроме своей резинки для волос, но, тем не менее, на полу явно находился некий посторонний предмет. Заинтересовавшись, тенсай подался вперед и, ухватив непонятный объект, извлек его из-под кровати.

Пакет, заполненный книгами.

Фуджи сразу вспомнил, что именно с этим пакетом Рёма вернулся домой несколько дней назад и сообщил - в нем находятся «справочные материалы». Тенсай так и не понял, что подразумевалось под этим определением, но посчитал, что ничего страшного не случится, если он ознакомится с содержанием. Фуджи выбрал наугад одну из книг в стопке, и, ни о чем не подозревая, принялся спокойно перелистывать страницы. Спустя пару мгновений тенсай шокировано распахнул ярко-голубые глаза и слегка покраснел. Его улыбка в тот момент не поддавалась никакому описанию - странная смесь удивления и лукавства, а голос звучал непривычно хрипло:

- Боже мой, Рёма…

***

Эчизен Рёма направлялся к теннисным кортам с довольной ухмылкой на губах. Всю дорогу до школы ему невольно вспоминалось произошедшее прошлой ночью между ним и Фуджи. Лампочку они так и не заменили, но теперь Рёме было абсолютно все равно. Что там какая-то дурацкая лампочка, если с наступлением ночи Фуджи снова уютно свернется и уснет в его руках…

С другой стороны, как ему удастся увидеть тенсая без света?

Полностью погрузившись в свои мысли и воспоминания, не замечая ничего вокруг, Рёма неожиданно врезался в кого-то, свалился на землю и, мысленно чертыхнувшись, поднял взгляд. Вокруг валялись разлетевшиеся учебники, а прямо напротив него находилась до крайности рассерженная Люси.

- Люси? - удивился он.

- В следующий раз, Эчизен Рёма, смотри, куда идешь, - сердито отозвалась Люси.

- Хм, - Рёма помог ей подняться и собрать учебники. - Я просто задумался.

- Вижу. Итак, тебе понравилось?

- А?

- Ты сделал с ним это прошлой ночью, верно? Ну и как тебе? - небрежно поинтересовалась Люси, и Рёма подозрительно уставился в ответ.

- Откуда ты знаешь? - удивился он. - Только не говори, что в моей спальне установлены камеры, и все видели нас вместе.

- Извини, Рёма, но богатое воображение - это явно не о тебе, - она вздохнула. - Ладно, ты в любом случае ведешь себя умнее, чем Кевин. О, кстати, он просил передать, что ждет на корте, и если ты не поторопишься - потом горько пожалеешь об этом, поскольку он пообещал сжечь твой дом.

- Скажи ему, что у меня нет дома. Только квартира - и та не моя, - отозвался Рёма. - А ты что здесь делаешь? Занятий вроде нет - каникулы уже начались, верно?

- Пришла поздравить тебя, разумеется.

- В моей комнате точно нет камер? - недоверчиво хмыкнул Рёма.

- Не обольщайся. На самом деле мне просто нужно занести учебники. И лучше поторопись, а то останешься без дома, хоть ты и сказал, что живешь в чужой квартире.

- Ладно, - ухмыльнулся Рёма. - Кевин, похоже, не может отличить частный дом от квартиры.

- Именно, - с усмешкой согласилась Люси, перед тем, как развернуться и уйти.

Эчизен направился в противоположную сторону и вскоре оказался на теннисных кортах, где его уже дожидался разъяренный вице-капитан команды. Создавалось впечатление, что Кевин с трудом сдерживается, чтобы не сказать какую-нибудь грубость.

- Ты опоздал! - недовольно заявил он, едва завидев Рёму. - Я ведь предупреждал, что теперь тренировка будет начинаться ровно в семь.

- О, - удивился Эчизен. - Я забыл.

- Ты забыл! - возмутился Кевин. - Готов поспорить, о том, что у нас сегодня специальное занятие, ты тоже забыл - тренер сказал отрабатывать технику новой подачи.

- Точно, - произнес Рёма. - Забыл.

- Забыл! - проорал Кевин. - Действительно забыл! Черт возьми, Рёма, держу пари - ты сделал с ним это прошлой ночью, поэтому и забыл все так легко!

- О, - Рёма невольно побледнел, потрясенный словами Кевина, в его взгляде явственно читалось: «Как, черт возьми, ты догадался?»

Странно. Разве мог кто-то настолько недалекий, как Кевин, не отличающий дом от квартиры, узнать о том, чем именно занимались Рёма и Фуджи прошлой ночью? Не сам же он сообразил, верно?

Кевин довольно захихикал.

- Мне Люси рассказала.

- Когда? - требовательно уточнил Рёма.

- Перед твоим приходом, - отозвался Кевин. - Сообщила, что ей кажется - ты сделал это вчера.

- Провидец она что ли, - недовольно пробормотал Эчизен, и тут тренер, наконец, заметил беззаботно болтающих игроков, даже и не думающих заниматься, и прикрикнул на них. Рёме пришлось начать тренироваться, но, поскольку его мысли витали далеко от теннисных кортов, новая подача у него так ни разу и не получилась.

Создавалось впечатление, что еще немного - и Кевин выйдет из себя: ведь именно он оказался партнером Рёмы на отработке подачи и получил уже достаточно ударов неудачно отбитым мячом, чтобы окончательно разозлиться. Когда очередной мяч с неверно заданной траекторией попал ему в голову, Кевин не выдержал и наорал на Рёму. И, в общем-то, был абсолютно прав.

Эчизен чувствовал себя крайне недовольным - ему совершенно не нравилось, что Кевин и Люси узнали о его… успехах с Фуджи до того, как он сам рассказал об этом. Не настолько же он предсказуемый, верно?

Кевин снова начал ругаться, когда мяч пролетел совсем близко от лица, хотя Рёма готов был поклясться, что целился в свободную часть корта. Рёма стиснул зубы. Хватит. Раз Кевин все равно каждый раз жалуется, то почему бы на самом деле не попасть ему в голову? По крайней мере, появится повод.

Удобнее перехватив ракетку, Эчизен закрутил подачу, целясь прямо в лицо своему партнеру по тренировке, но мяч чудесным образом изменил траекторию, и на этот раз нужный удар вышел идеальным. Рёма недоуменно моргнул и услышал восторженный вопль тренера:

- О, боже, ты сделал это!

Рёма выронил ракетку и побледнел. Он изумленно уставился широко распахнутыми глазами на счастливое лицо тренера, и ему потребовалась, по меньшей мере, пара минут, чтобы осознать: фраза «О, боже, ты сделал это!» относится к успешно выполненной подаче, а не к успешно проведенной ночи с Фуджи.

***

Тем временем, в далекой стране под названием Япония, Тезука Кунимитсу пил чай с Атобе Кейго и внезапно вспомнил кое-что.

- Фуджи звонил сегодня, - сообщил Тезука.

Атобе нахмурился и поставил чашку на стол.

- Зачем?

- Просто хотел сказать мне… и тебе, что начал кое с кем встречаться, - объяснил Тезука.

- Хммм… - Атобе самодовольно ухмыльнулся. - Я знаю.

Настала очередь Тезуки нахмуриться, а Атобе продолжил:

- Моя интуиция никогда меня не подводит.

- Итак, получается, ты знаешь и о том, что встречается Фуджи с Эчизеном Рёмой?

- О, - усмехнулся Атобе и вновь принялся за чай. - Они отлично подходят друг другу.

- И то, что Эчизен… взял на себя доминирующую роль? - уточнил Тезука, и едва успел схватить со стола салфетки до того, как Атобе весьма неизящно подавился чаем. Бывший капитан команды Сейгаку с немалым удовольствием отметил шок и недоумение, появившиеся на лице своего самоуверенного бойфренда.

- Вот и я… - Тезука, мысленно ухмыляясь, помог Атобе вытереть разлившийся по скатерти горячий чай, - … среагировал точно так же.

Конец





 
Форум » Prince of Tennis » PG-13 » Lessons of Loving (Фуджи\Рёма)
Страница 1 из 11
Поиск: